[..City of fallen..]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [..City of fallen..] » [Ночные клубы/кафе] » Кафе "Белые ночи"


Кафе "Белые ночи"

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Довольно миловидная кафешка, которая работает круглосуточно. Небольшое уютное помещение. С барной стойкой, за которой томятся официанты и бармены, там можно заказать чего-нибудь спиртного ^__^ Здесь довольно хороший выбор, дяяяя.
Около десятка столиков, вокруг которых поставлены удобные трехместные диванчики. Играет тихая медленная музыка.
В общем, замечательное место, если вы хотите покушать что-нибудь вкусненькое в каком-нибудь тихом уютном местечке с улыбчивым обслуживающим персоналом, то, вам сюда)

0

2

Ты обожаешь это кафе, поэтому, едва вы вывернули из-за угла, на улице которого стоит тот самый ресторанчик под таким подходящим названием "Белые ночи", ты заметно ускорила шаг. Раньше ты лениво шла позади своего спутника, иногда задавая ему очередную порцию вопросов. Разглядывала его с интересом со всех сторон. В профиль, анфас ... хе-хе. Ты кивнула в сторону небольшого здания, в котором теплится свет.
- Мой любимый ресторан, люблю туда зайти. Скорее всего, сейчас там никого нет. - Официанты там менялись с подозрительной скоростью, и чтобы один человек там продержался больше двух недель - рекорд. Причиной этого ты так и не знаешь, хотя очень любопытно. Исключением был бармен, который всегда был на месте. Но из него выпытать так ничего не удалось. Вот зараза. Но ты лишь улыбнулась мягко, толкнула осторожно дверцу, та легко поддалась едва ощутимому толчку. Теплый воздух, снабженный сотнями приятных запахов, как обычно, сводит тебя с ума, ты причмокнула деловито и махнула бармену рукой, что до этого лениво посапывал. Встрепенувшись, он с заспанной улыбкой кивнул тебе. Официант оглянулся и заерзал на месте, пока ты и Рене не усядетесь и не изучите меню. Ты плюхнулась на мягкий диванчик столика возле окна, взялась за цветную озорную брошюрку меню, хотя уже чисто по привычке, ибо меню тебе было знакомо наизусть. Да и заказы не отличались многообразием.
- Ты любишь спиртное? - Поведя бровью, поинтересовалась ты у рыжего, отложив от себя книжицу с перечнем различных блюд. - Не какую-нибудь дрянь, в виде коктейлей или пива. А что-нибудь ... такое, из настоящего спиртного. - Улыбнулась ты вкрадчиво, однако, тебе скорее было просто любопытно. Не шпионка же ты, в конце концов. Побарабанив пальчиками нетерпеливо, ты дождалась очередного позыва голодного живота, подманила к себе официанта. - Давай, как обычно - Сказала ты резво, у стойки один человек заулыбался, зная твое "обычно" - три круасанчика с клубникой, два круасанчика с шоколадом и ... молочный коктейль с клубничкой. - Ты наивно посмотрела на смутившегося официанта, после некоторой заминки, он кивнул и обратился к твоему спутнику.
А ты себе позволила снова размякнуть на удобном диванчике, впадая в подобие чуткой дремоты. Снова как кошка. Доселе торчащие кошачьи уши на голове, расползлись в разные стороны, говоря о том, что напряжение совершенно покинуло это тело. На лице блуждала улыбка.

0

3

Кафе - это более, чем прекрасно. Ты любишь заходить в подобные заведения - всегда наполненные теплом, чем-то по-домашнему уютным, и, чуточку - ностольгичным. Ты опустился на диванчик возле Ичи, и только в это мгновение почувствовал, насколько устал. У тебя так часто бывает, после пережитого за этот час, все тело будто налилось свинцом. Звуки расплывались, лихорадочный блеск в глазах потух, дыхание вновь стало ровным, едва слышным.
-Люблю, - признался ты честно, не открывая глаз, будто бы издалека слыша голос Ичи - да, ты права, пиво и коктейли - никчемная выдумка человечества. С первого на утро болит голова, а от вторых почти сразу же пьянеешь, впадая в состояние полной невменяемости. Я больше люблю мартини и ликеры - такие, немного, сладкие, но не приторные..

Мысли твои быль где-то далеко, здесь осталась лишь малая часть твоего сознания, которая смутно, но чувствовала присутствие девушки, официанта, который принимал ее заказ. А другая, она была где-то далеко, в нирване, которую ты изредка для себя открывал, что бы хоть как-то справиться с воспоминаниями, пусть мысленно, но пройтись по старым улицам, вернуться к серым стенам приюта, вспомнить - пусть ненадолго, пусть не многих, но тех, кто когда-то был дорог.

«Вот этот заснеженный вид за окном
Вернул в беспробудную юность.
Подсолнух несорванный в поле пустом
Головку склонил, пригорюнясь.
Что было, того, разумеется, нет.
И сколько в окошко не пялься,
А годы, как пригоршня медных монет,
Сквозь пальцы уходят, сквозь пальцы.»

0

4

Ты повела бровью, переглянулась с официантом
- Ему чашечку кофе. - После этих слов юноша кивнул и в легкую поплыл меж пустующих столиков к стойке, чтобы через некоторое время принести заказ. Ты едва заметно улыбаешься, рассматривая Рене.
- Смотри не засни - Проговорила ты с какой-то насмешливостью - А то я тебя и с места потом не сдвину. - Улыбка чуть трогает мягкие уста, которые вновь вытянулись в линию, а лицо стало непроницаемым. Что за чувства сейчас ты испытываешь? Чего хочешь? Чего ждешь? Никто не знает кроме тебя самой. Верить в Бога - глупо. Ты никогда не верила в какое-то высшее существо, что умудряется глазеть на всех одновременно и путь каждого знает наизусть. Что за бред. Эти мысли заставили тебя глубокомысленно фыркнуть, как привередливая собака аристократа ворочает нос от не слишком прогретого филе. Взгляд пристально ловит движения там, у барной стойки. Тепло настолько приятное и вкусное, что кажется, ты укутан в теплые шелка. Кстати, мысли о постели. Неплохо бы и тебе поспать, Ви, но прежде хотелось бы принять душ. Горячая водичка. Ты зажмурилась с удовольствием, а когда открыла глаза, то увидела на нескольких тарелочках свой заказ, рядышком стоял прозрачный стакан, наполненный какой-то белой жижей, из нее торчала трубочка. Ты присосалась к ней, сделала несколько глотков.
- Здесь самые лучшие молочные коктейли, которые я когда-либо пробовала - Пояснила ты слишком довольную гримасу на собственном лице, которую, как ни старайся, скрыть просто невозможно. Да и не слишком хочется. Мягкое теплое тесто круассанов прямо-таки тает на языке, оставляя божественное послевкусие. И снова прохладный коктейль с привкусом клубники. Ты вопросительно посмотрела на рыжего, перед которым стояла небольшая чашка кофе. Белая, фарфоровая, с темным содержимым и небольшой пенкой. Как будто эспрессо.
- Мартини, говоришь ... ликер ... У тебя определенно есть вкус - Усмехнулась ты - Может быть, закажем какого-нибудь ликерчика? - Поинтересуешься ты, прикончив третий по счету круассан. В желудке растеклось приятное тепло, а голода как не бывало. Ты подперла рукой щеку и посмотрела на Рене. Снова в глаза, как-то странно обеспокоенно и негодующе.
Скажи, Ичи, тебе безразлично что будет с этим парнем после того, как вы расстанетесь? А это будет скоро, ой как скоро, не успеешь досчитать до десяти. В ответ лишь вздох неопределенности. И это настораживает. Ты нахмурилась, отвернулась и принялась мрачно допивать коктейль.
- У тебя есть друзья, Рене? - Едва слышно спросила ты, не глядя на собеседника. В животе началось жжение, словно кто-то включил там печку, рука незаметным движением стиснула этого показушника. Хэх. Живот, живот. Ты откинулась спиной на диван, закинула вверх голову и прикрыла глаза, переживая очередной приступ глухой режущей боли.
- Знаю, что будет плохо, и все равно ем - Буд-то в оправдание сказала ты. - Гастрит, что поделать, житься от него никакого. Слава Богу, что это дело нескольких часов .... - Отняв руку от больного места, ты посмотрела с разочарованием на оставшийся одинокий круассанчик с обкусанным концом. Хэх. Ему не суждено быть доеденным.

0

5

"Ему чашечку кофе", - фраза, которая заставила проститься с этой полудремой, и, широко распахнув глаза, слегка укоряющее посмотреть на девушку, которая так беспечно расправлялась с короссан. Но отказываться уже было поздно, да, и, невежливо. А когда перед носом появилась маленькая, фарфоровая чашка, то соблазн совсем уже невыносимым, и ты, как-то, немного виновато, посмотришь на Ичи, и поднесешь чашечку к губам. Кофе - обычный, растворимый, немного сладковатый. Сладковатый, с непередаваемой, почти изысканной горечью. Горячая жидкость обожжет горло, раззадорит его, вынудит сделать еще глоток, и еще. Похоже на то, как курильщик, несколько дней не бравший в руку спасительную никотиновую трубочку, делает затяжки – немного нервно, жадно, отравляясь горьковатым дымом.
- Можно, я не отказался бы от «Амаретто». – благосклонно кивнешь ты, мягко улыбаясь – Если такой здесь, конечно  имеется.
Выпитый кофе заметно приподнял настроение, выводя из какого-то странного состояния, близкому к меланхоличному, депрессивному.
-Друзья? – снова отстраненно переспросишь ты, и, неожиданно, на лице появиться горькая усмешка, какая-то холодная, которая сразу сделала его лицо более взрослым, прибавив ему сразу несколько лет, из мальчишки-наемника превратив его в человека, которого в жизни не заботит ничего, кроме жажды мести. – Друзья.. нет, наверное, нет. Да и кому я такой нужен?
С последней фразой на лицо вновь вернулось то самое, немного растерянное, виноватое выражение милого ребенка, который сделал то, что ему запретили.

[Что бы о тебе сейчас сказали, Муррей? Сидишь тут, с девчонкой, которую почти не знаешь. С которой расстанешься, и, вряд ли, потом увидишься. Треплешься с ней, как с подружкой, готов продать ей все свои тайны, стоит ей только тебе улыбнуться. Как же легко купить тебя – за чашку кофе, за улыбку.. и ничуть не стыдно. Ладно, Муррей. Отдыхай. Отдыхай, детка, пусть это будет для тебя сном, а завтра –ты сотрешь его из памяти, и продолжишь свою охоту.]

0

6

Заискивающе поглядишь на собеседника, улавливая явны колебания, а местный кофе ему пошел на пользу, встряхнул хорошенько, чего не удалось до сих пор тебе, Ичи. Ты едва заметно улыбнулась, приоткрыв один глаз, потом снова закрыв, не изменяя положение. Ощущение, будто ты плаваешь во мраке, наполненном чем-то жгучем, или же нет. Такое ощущение, что в живот налили что-то вроде расплавленного свинца, или ртути, которая быстренько обгладывает все внутренности и вот-вот прожует кожу, чтобы выплыть наружу.
Это сравнение. Как и многие другие, вновь заставляет тебя тускло улыбнуться, заставляет отлипнуть от диванчика и придти в себя, встряхнув челку, ты сладко потянулась, постепенно отстраняясь от боли. Ты всегда так делала, начиная погружаться в какие-то другие, более интересные дела. И сейчас эти дела у тебя есть, поэтому можно отвлечься и несколько часов мук сгладятся хорошими впечатлениями, что еще очень долгое время останутся у тебя в душе. Пусть где-то на донышке, путь. Но каждый раз, когда становится невыносимо одиноко, ты прикрываешь глаза и извлекаешь из темного уголка самое сокровенное. Воспоминания. Конечно, это глупо. Очень глупо жить прошлым, но, пожалуй, это самая веская причина жить дальше. Жить дальше, чтобы нести память о них. О них всех. О Иероне, о Белле, о том, какими радостными они были, о том, сколько они мечтали и сколько тебе нужно приложить сил, чтобы воплотить хоть какие-то их мечты в жизнь. Пусть они уже не оценят твоего рвения, пусть. Но они живут у тебя в душе и будут улыбаться. Всегда.
Ты посмотрела на Рене с некоторой отчужденностью во взгляде. Это можно было объяснить тем, что разум еще не до конца вернулся к реальности и большая его часть болтается где-то там, в неопределенности. В неизвестности. Снова белоснежные волосы встряхнуло резкое движение, ты облокотилась руками на стол.
- Вообще, стоило бы заглянуть в меню. - С укоризной проговорила ты, но легкая улыбка говорила совершенно об обратном - Есть там такое. Только за ним придется соскрести себя с дивана и ползти до стойки - Ты лениво почесала щеку. - Минуты три назад, я бы не отказалась от спиртного. Но сейчас, извини. Будешь пить в одиночестве. А я посмотрю - Усмехнулась, как-то по-детски открыто.
- Может быть, это тебе друзья не нужны? - Поинтересовалась ты с серьезностью, которая, как бы, взялась неоткуда - Даже боюсь спрашивать, чем ты таким занимаешься, что  постоянно таскаешь с собой такую прелесть. - Под прелестью, конечно, подразумевался пистолет, что некоторое время назад уставился дулом тебе в бок. Хотя, серьезность эта пропала так же, как и появилась. Ты негодующе поглядела на собеседника, который снова пребывал в подобии растерянности. Хотелось снова прикоснуться к нему, чтобы хоть как-то одержать поддержку. Конечно, это вряд ли поможет. Но ты сейчас уверена, что это как-то сгладит нынешнее его состояние. Для тебя язык прикосновений и движений очень важен, и ты говоришь на нем в совершенстве. Твои тонкие пальцы прикоснулись к руке Рене, проскользнули по ней едва ощутимо, кольнув своей прохладой, чтобы потом вернуться обратно на место. Ты вопросительно посмотрела ему в глаза.
- А если я скажу, что ты нужен мне, поверишь? - Спросила ты. По интонации было сложно понять. Но, как тебе самой казалось, ты спросила на полном серьезе. - Ты ... странный, как я уже говорила. Но. Это является твоей изюминкой. - Легкая улыбка снова дотрагивается до твоих губ, но потом медленно тает, как растапливаемое на сковороде масло. Оставив в глазах лишь негодование и вопрос.

0

7

-Как жаль, но ты ведь, надеюсь, не обидишься, если я выпью без тебя? – как-то, немного, быть может, нежно улыбнувшись, ты встанешь с усилием, и направишься к барной стойке. Бармен окинет тебя оценивающим взглядом, и, усмехнувшись, нальет тебе полный бокал ликера, золотистого цвета. Наверняка, он с трудом подавил желание спросить: « Мальчик, сколько тебе лет, не ошибся ли ты адресом». Эти вопросы ты часто слышал в подобных заведениях, и именно из-за них создавал себе репутацию эдакого привередливого, некоронованного короля, который гордо уходит из-за не обидной, в принципе, фразы. Ты Вернешься к дивану, опустишься на велюровую обивку, и коснешься губами края бокала. Жидкость, которая отливает в тусклом свете золотом, согревает и дразнит горло, но ты пьешь медленно, растягивая удовольствия. Горький вкус миндаля, сахара и алкоголя – то, что действительно достойно особ аристократических кровей.
-А может, и не нужны. – как-то грустно произнесешь ты, опуская ресницы, и снова поднося бокал к губам – О, да, поверь, моя «охота» - преинтереснейшее занятие. Если хочешь, я как-нибудь расскажу тебе о ней. – последнюю фразу ты, фактически, прошептал на ухо девушке, так, будто говорил что-то интимное. А почему бы и нет, если учесть, что эта своеобразная охота стала твоей единственной любовницей в бесконечной суетности дней.
Неожиданное ее прикосновение – к правой, перебинтованной руке. Твои руки – тонкие, светлые, такие, кажущимися почти женскими без этих кожаных перчаток, которые ты так небрежно решил оголить, аккуратно убрав перчатки в карман джинс. Прикосновение к бинтам – пусть такое легкое, но оно заставило тебя вздрогнуть – не сколько от боли, как от непередаваемого удовольствия, как особая форма мазохизма.
Вот так, тебе понадобилось полчаса, что бы понять, что Ичи тебе симпатична. А еще примерно столько же что бы почти влюбиться, почувствовать необыкновенное влечение, но нет, не грязное и похотливое.
-Нужен? Тебе?.. – переспросишь ты – А если я скажу, что верю?
Говоришь это, пользуясь ситуацией, но искренне. Хотя знаешь, что вполне возможно, что этот вопрос задан лишь для того, что бы хоть как-то тебя обнадежить. Даже, скорее всего, ибо как ты можешь быть нужен совершенно незнакомой девушке, но.. но так хочется верить. Вера – единственное, что еще у тебя осталось.

0

8

- Я не тот, кто обижается на такие мелочи - Деловито фыркнула ты, поморщив аккуратный носик. Ты проследила за действиями собеседника и с легкой улыбкой проследила реакцию бармена, в принципе, ему все равно кому и что наливать. Но все же, он сильно удивляется, когда к нему подходят, в принципе, как он выражается "сопли" Он, не раз спрашивал тебя, зачем ты пьешь. Ты отвечала размазано и неоднозначно. Потому что ты сама иной раз не понимаешь, зачем делаешь то или иное. Буд-то кто-то подхватывает тебя и делает с тобой что хочет. Да. Именно такое ощущение остается после того, как телом владеет не разум, а сердце. Словно тебя жестоко поимели, а потом кинули за ненадобностью.
- Сердца глупы, и память их всего лишь миг ... - Проговорила ты отрывок стихотворения, пока Рене возвращался от бармена с полученным ликером. Он так медленно его пил. Хотя, конечно, именно так его и пьют, чтобы не нажраться, а чтобы насладиться вкусом. Ты задохнулась в собственной слюне, поэтому решила себя не искушать, отвернулась, разглядывая еле отличимые силуэты в полумраке. Там, за окном. Здесь царило тепло, а там холод, подвывал ветер, как неуверенный в себе волк завывает на луну. Казалось, что вот-вот начнется дождь, но наверняка сказать нельзя. Сегодняшняя ночь стала почти беззвездной, и чем ближе отдалялась от полуночи, тем сильнее истинное небо заволакивали наскочившие тучи, что с медленной вальяжностью глотают неохотно этот едва ощутимый свет.
- Охота? - С удивлением проговорила ты. Истинно поражена. Ты истинно поражена, Ичи, однако голос, порывавшийся сделаться громче обычного, наоборот, прозвучал мертвым полушепотом. Лишь только недоумение в твоем взгляде выдавало тебя. Взгляд же снова устремился в серо-зеленые глаза. Довольно странные. Как и весь этот юноша. Что тебя в нем привлекает, Ичи? Не знаешь? Ведь в жизни ты сталкивалась с десятками полубезумцев, у которых в голове словно что-то щелкало, и они начинали говорить что-то непонятное. Как иногда делает это твой собеседник. Только вот его ты без этого безумия не можешь представить. А самое главное. Такое странное. Это ощущение, что ты его знала всегда. Как будто знала его еще до своего рождения. Смешно? Может быть, но сколько не смейся, все равно это чувство с каждым мгновением все крепнет. Теперь твой взгляд смотрел на Рене требовательно. Ты ждала объяснений, поэтому не спешила отводить пытливый взор. Ты оперлась щекой на руку и улыбнулась лукаво. - А если скажешь, что веришь, то ... - Ты прикинула что-то в голове, и снова улыбнулась, пожав плечами - не знаю, мне просто приятно это знать. Приятно знать, что ты веришь. Или ... могу тебе позволить три желания. Считай, что на сегодня я твой маленький джин. - Усмехнулась ты, потом кинула взгляд на забинтованную руку, к которой прикасалась только недавно. Ты протянула тонкие пальцы, чтобы прикоснуться к пальцам Рене - Что у тебя под бинтами, ожег, или раны? Может мне не стоило тревожить эту руку? - Обеспокоенно спросила ты.

0

9

-Три желания.. - повторишь ты - звучит заманчиво.
Звучит заманчиво, немного пошло, - так, наверное, прозвучало бы вернее. Вопрос о твоей руке уже давно был болезненной темой, но сейчас ты, со вздохом, размотал бинт. На светлой коже выделялись глубокие шрамы. Чем-то они напоминали укусы собаки, но не может же собака обладать такими клыками, что бы вцепившись в нее, легко переломить кость, и оставить такое "украшение", на всю жизнь.

[ огромное существо, нереально - намного больше - не то, что больше обычной собаки, но и превышающий в размерах даже большого полярного волка. Он стоит – посреди дороги, как исполинская статуя, выточенная из черного обсидиана. Алые глаза мерцают в тени, сейчас ты- в его власти. Все здесь дышит им – будто бы подступившие, окружающие вас деревья, сгущающаяся метель, которая, казалось, исходит от этого существа. Он не скалиться, не рычит – но вызывает безумный страх, который приковывает к месту. Ветер срывает с головы капюшон, опушенный мехом темно-бурой лисицы, подхватывает и треплет огненно-рыжие волосы, которые пылают во мгле костром. Волк делает шаг, и, на секунду, теряет над тобой контроль, за эту секунду, ты успеваешь извлечь из кармана револьвер, и направить в лоб зверю. Черное тело стрелой бросается на руку, ломает ее – одним движением  своих мощных челюстей, длинными зубами вонзается в плоть, но все же, последним движением пальцев, ты касаешься спускового крючка, и серебряная пуль скользит по телу волка,  падает на землю. А последний, с рыком, полным боли и ненависти, отпрыгивает от тебя, и исчезает в чаще заснеженного леса. ]

Продемонстрировав руку», ты, как-то небрежно, наспех, заматываешь руку, хотя одной рукой, причем – левой,  получается не очень аккуратно. Но ты и не ждешь помощи, ибо с ранних лет живешь по принципу Леонидика из пьесы Арбузова: «он все должен делать сам..»

0

10

- Заманчиво? По твоим гаденьким глазенкам вижу, что подумал ты что-нибудь нехорошее - С легким смешком проговорила ты, и снова несколько обижено оставила своего собеседника. Да. Про охоту он тебе так и не дал пояснений, что несколько тебя расстроило, ведь именно это тебя волновало меньше, чем забинтованная рука, когда же бинты с изящной небрежностью скользнули прочь, то первое, что ты сделала, это застыла, отдернувшись ближе к окошку. Второе - неприятные судорожные спазмы в районе живота, что неотвратимо поднимают остатки пищи все выше и выше. Ты прикрыла стыдливо ладонью свое лицо, потом растерянно посмотрела на Рене, совершенно не зная, что сказать. После этого он еще более небрежно забинтовал руку теме же бинтами. Все же, карманы твоих джинс - настоящая черная дыра, в которой валяется все подряд. И сейчас ты искала именно бинты, которые у тебя всегда были с собой. Нахмурившись, ты шарила в первом кармане, достала какой-то чек, в котором значились хлеб и сок. М-да, конечно, живешь ты не богато, и редко когда позволяешь себе разойтись в этом ресторанчике на целых пять круассанов и молочный коктейль. Зачастую все обходится намного скромнее. Или же ты вообще приходишь сюда потрепаться с обслуживающим персоналом, который всегда рад тебя здесь видеть. Скомкав и швырнув на стол ненавистную бумажку, ты пошарила еще, нашелся брелок, который ты никак не могла отыскать, отыскались непонятно откуда взявшиеся нитки. Одна катушка. Ты с недоумением разглядывала ее пару секунд, и она отправилась вслед за скомканным чеком.
- Ага, нашла. - Ты улыбнулась победоносно - Здесь немного, но на руку хватит. - Осторожными ловкими движениями, без спроса, что самое главное, ты размотала поврежденную конечность собеседника и наложила свежие бинты. С изящной ловкостью. Через мгновение бинты сидели как влитые. - Надеюсь, не слишком тревожат кожу. Но это не собака на тебя напала. - Проговорила ты, но скорее себе, чем собеседнику. Скомкав весь мусор, ты подозвала официанта и приплатила, чтобы тот утащил мини-мусорку, скопившуюся за занимаемым вами столиком. Вздохнув, ты нахмуренно скрестила руки на груди. - Ты так и не объяснил мне, что ты подразумеваешь под словом "охота", хотя, если хочешь, можешь не говорить.
Перед глазами разводами различных цветов гуляли круги, все еще не по себе от того, что таилось под кусками белой материи, называемой бинтом. Пульсирующая боль схватилась за висок. Так всегда бывало, когда ты излишне нервничаешь. Голова начинала болеть адски, хотелось забиться в темный уголок и поскуливать, как побитая собачка. Но загвоздка в том, что у тебя нет даже темного уголка. Своего уголка. Да. Вот тебе цена за прежние ошибки. Хотя, если бы ты не сбежала из дома ...
- Ты обращался ко врачу? - Мрачно спросила ты, даже не надеясь услышать утвердительный ответ, отчего несколько озлобилась, но тут же забила свою злость куда подальше. - Хотя, что я спрашиваю, по большому счету, это тоже не мое дело. - Ты пожала плечами. Кажется, Ичи, тебя просто сбили с толку и ты не знала что делать дальше.

0

11

- Нет, ничего нехорошего. – мягко улыбнулся ты – просто мне в первый раз делают такое предложение.
Не без интереса наблюдая за действиями девушки, ты размышлял о том, кто нанес тебе эту рану. О том, кого преследовал сегодня  утром. Что же, он был намного более изворотлив, чем казалось на первый взгляд, тем более, никогда не знаешь о том, что может быть на уме у твари, подобной ему. Бежать за ним, через весь город, что бы дать ему скрыться. Но зато теперь ты знал, кого надо выслеживать.
-Все нормально, спасибо.. – с удивлением, и благодарностью произнес ты, рассеянно наблюдая за действиями девушки. Зачем, право, такая забота? – Нет, не собака. –тихо подтвердил он. Не собака..

Да что же ты за существо такое?! И не волк, и не собака, и не человек.. способный перевоплощаться, нападающий – так спокойно, настоящий дух, призрак, злой бог, о которых говорится в индейских сказаниях. Как их там называют? Ах, да – Маниту.  Но.. но.. это просто не логично, не правильно. Хотя, может, сегодня отбросим все эти доводы? Посмотрим на ситуацию с другой стороны? Но не сегодня. Сегодня, единственное желание отравленного алкоголем и никотином организма был сон. Хотя, сон сегодня заменит долгая прогулка, а вот  завтра.. завтра, все будет по-другому. Договоришься с хозяйкой квартиры, сходишь в библиотеку, почитаешь об этом интересном явлении.. разложишь все по полочкам.

«Охота» - снова слово, которое выводит тебя из состояния раздумий, как гром, среди ясного неба, заставляет посмотреть на девушку каким-то странным, необыкновенно серьезным взглядом. Даже золотые искорки, которые появились в глазах с выпитым ликером, казалось, потухли.
-Я расскажу.. расскажу сегодня, если ты хочешь. – медленно произнесешь ты – Но не здесь. Только не здесь.
Почему-то, ты боялся говорить. Не хотел вызвать омерзения и страха, не хотел, что бы от тебя отвернулись – вот так, просто, из-за одного неправильного понятого слова. И все же, ты слишком долго молчал. Скрывался, таился, избегал откровенных бесед. Только Шанд – ближайший друг-художник, с такой непритязательной кличкой знал их, почти все. Именно к нему ты пошел первым делом, когда тебя  «покусали», и именно он, в буквальном смысле – насильно, потащил тебя ко врачу. Именно он, будучи далеко не богатым, совал деньги врачам, дабы избавить тебя от лишних расспросов.
Конечно же, он был таким спокойным, рассудительным, взрослым..  именно взрослым.
-Ходил. – честно признался ты, прокрутив в голове ту сцену, когда ты впервые видел взбешенного Хидеки. Взбешенного, расстроенного, взволнованного. И в этом – немного смешного.

0

12

- Все бывает в первый раз - Глухо ответила ты. Только не говори, что ты обиделась, Ичи! Не говори мне это, достало уже. Что-то тебя подернуло на беспричинную меланхолию. Меланхолия, вроде красивое слово, а обозначает обычное психическое расстройство. Подвержена ли ты психическим расстройствам? Ха-ха. По ресторанчику пополз тихий и очень неприятный смех, придавленный какой-то, так смеется тот, кто погибает на костре за правду. Полубезумным, придавленным смехом, смешанным со слезами горечи, что все так получилось. Да, Ичи, ты тоже в некотором смысле псих, которого очень легко обидеть одним лишь невниманием или неосторожностью. Глупо, конечно, после того, как ты отходишь от бешенства, или меланхолии, то понимаешь это, но когда чувства застилают разум толстой непроницаемой пеленой, то ты всецело поддаешься им. Наконец, смех умолк, насторожившийся бармен, по кличке Джо, оторвал от тебя взгляд и принялся до блеска натирать стаканы. Привык. Он привык к твоим резким перепадам настроения, но к смеху, который пробирает до костей, который ползет, как кровь по воде, он привыкнуть не может до сих пор. Новички вздрагивают и покрываются мурашками с ног до головы.
- Прости. - Резко прервешь ты тишину - Мое настроение очень часто меняется из-за всяких там пустяков. Сейчас поцелую, завтра - убью. - Ты пожала плечами - Так что всегда держи наготове свой пистолет. - Ты помолчала, пауза выдалась довольно мрачной, как и те слова, что соскользнут с губ дальше - если что.
- Ты сплошная загадка, я всегда думала, что это присуще девушкам. Видимо, ошибалась - С едва заметной улыбкой проговорила ты, так и не взглянув на собеседника. Это слишком долгий промежуток времени, который дает понять, что что-то тебя беспокоит. Но только лишь очень прозорливым людям, которые так же умело разговаривают на языке движений.
- Почему не здесь? - Поинтересовалась ты - Нас все равно не услышат. А на улице довольно прохладно, не боишься, что я заболею? Меня то ко врачам не пустят ... - Насупившись, ты вздохнула. Потом несколько удивилась. - Ходил? Очень странно. - С уколом насмешки сказала ты, почесав щеку. - Наверное, еврей где-то здох ... - Все удивительное, что происходило рядом, часто обосновывалось смертью человека из еврейского народа. Еще одна странность, которая многих заставляет глумиться над тобой. Но не долго. Пока не увидят блеснувший клинок. Странное дело с людьми делает страх. Очень странное. - Я вот полюбопытствовать хотела. Довольно странный вопрос. Но мы с тобой вообще странные, поэтому ничего удивительного - Хмыкнула - Ты планируешь в своем далеком будущем завести детей? - И снова ты не удостоила взгляда собеседника, хотя интересненько было отследить его реакцию. Упрямство берет свое, ты остаешься в той же позе.

0

13

-Перспектива поцелуя нравиться мне несколько больше. – едва заметно улыбнулся ты, склонив голову набок, чуть прищурив глаза.
Вот так вот сидел, и улыбался – мягко, красиво, слушая слова девушки. Загадка – да. Загадки – это то, что тебя окружает, это то, с чем ты вынужден сталкиваться каждый день. Раньше ведь была легенда, что сфинкс загадывает загадки, а если ты не угадываешь правильный ответ – раздирает тебя на куски. Так и сейчас, с тобой – живешь, пока думаешь, рассуждаешь логически, строишь цепочки.
-Ну, раз здесь – так здесь. – передернул ты плечами, и снова усмехнулся – Ты же сама говорила, что я странный?- следующий вопрос ввел тебя в минутный ступор – Если я доживу до такого возраста, когда дети – покажутся не самым страшным в жизни – а это, поверь мне, под большим вопросом, - то тогда, возможно – да. Но поверь мне, Ичи, я не люблю загадывать ничего на завтра. Ведь так бывает: сегодня ты – радуешься жизни, а завтра тебе на голову падает кирпич.
Ты уселся удобнее на диване, словно рыжий ирландский сеттер в хозяйском кресле после охоты, усталый, но гордый собой. Подпер щекой руку, и, облизнув губы, начал свой рассказ, который так жаждала услышать девушка.

-Да, я знаю, что все, чем я занимаюсь – вещь не самая приятная, скорее, даже – отталкивающая. Охота – это же, по сути, что? Охота – не более, чем промысел или развлечение, состоящие в поиске, выслеживании, преследовании и добыче (т. е. поимке или умерщвлении) некоторых видов диких животных. Признаюсь, что для меня она уже стала развлечением, наверное, звучит жестоко – но мне нравится преследовать жертву, но, знаешь, не убивать. А именно – преследовать, бежать по следу, как гончая: она возбужденна, бежит по следу впереди всей стаи, в жилах играет кровь, адреналин и азарт, потому что она предалась тому, в чем смысл ее жизни. Нет, не смысл. Что имеет для нее смысл. Хотя, знаешь, оставим все эти красивые слова. И будем называть вещи своими именами, хотя, скорее всего, ты уйдешь сразу же, после моего рассказа. Но я буду сам виноват – ведь мог спокойно соврать тебе, что мне нравиться стрелять в зайчиков и лисичек, и в слове «охота» нет никакой двусмысленности. И все-таки, я – не сколько охотник, сколько обыкновенный убийца, - наемник, если желаешь. Как я таким стал – не имеет никакого значения, впрочем, в этом мало интересного. Тем более, даже такая жизнь под вечным прицелом и, – она намного лучше четырнадцати годов в приюте. – при воспоминании о первом доме, заставили тебя поморщиться, и пробежать по телу неприятную дрожь – Конечно, это жестоко…  я бы мог многое тебе рассказать, но позволь, перепрыгнуть некоторые малоинтересные факты, и переду непосредственно к тому, чем сейчас занимаюсь. – рука скользнула под безрукавку, и бросила на стол несколько фотографий. Человек, изображенный на них, будто бы сошел с картин средневековья. Темный плащ, с алой подбивкой, темный одежды. В руке – хлыст, короткий, с яркой рукояткой, к который был прицеплен какой-то светлый брелок. На лице читалось, одновременно, и призрение, и надменность. Такой мажорный на вид, но по сути – самостоятелен и одинок, таких «принцев» любят. Хотя, последние редко знают, что это за зверь такой – любовь. Будто бы ревность. -  Позволь представить – Хикару Кхикутоке. Вроде бы, ничего так, юноша, верно? Разве что характер, верно, поганый? Эдакий самовлюбленный, завистливый, циничный. И все же,  ничего в нем, наверное, незаурядного нет. Какая милая ошибка, какое очаровательное заблуждение. Пожалуйста, не считай меня сумасшедшим после следующей фразы, я и сам не до конца в нее вник, ибо то, что представляет собой этот юноша, является чем-то, превосходящим все рамки разумного. Ты слышала когда-нибудь о Маниту?.. термин, аналогичный «душе», «духу» или «силе», в ряде близких фонетических вариантов принятый в традиционных анимистических воззрениях индейцев большинства алгонкинских народов. Маниту наделены каждое растение, камень и даже механизмы. Так вот, это существо – не более, чем такое же явление, которому поклонялись индейцы. Только вот не совсем обычный, а куда более сильный и жестокий, способный менять свои оболочки. Дух леса, Бог заблудившихся – именно он напал на меня тогда. Демоническое создание, принимающее облик огромного волка, или же – дворняга, появляющаяся на окраине городов - старая, оставившая далеко позади славные годы красоты и резвости, с черным хвостом, в котором теперь мелькает проседь. - и замирает, наблюдая, наверное, слепым взглядом. Он мало что выражает, однако безошибочно угадывается в них отблеск ума глубокого и мудрого. Красивый образ, о, да, он знает, чем произвести впечатление. Мне иногда кажется, что у него просто серьезный комплекс неполноценности – он же ведь никогда не набрасывается сразу, долго идет по следу. Ему нравится ощущать свое превосходство и свою власть. Такой.. жалкий.

Рассказ твой – какой-то неестественно плавный, мягкий – в последнем слове собрал всю неприязнь, ненависть, и презрение. Ты ненавидел его, с той самой минуты, когда встретил это существо в лесу. Ненавидел и презирал сейчас, после того, как сегодня утром, он заставил бежать за ним, так подло и низко. Единственное, о чем ты сейчас жалел, что не пристрелил его, когда выдалась такая приятная возможность. Сейчас ты заметил, что в пепельнице, подвинутой поближе к нему – полно разорванных сигарет, распотрошенный, на мелкие кусочки. Что выдавало крайнюю степень волнения. Почувствовав, что на щеки, с пугающей быстротой нахлынул румянец, ты извлек из пачки последнюю целую сигарету, и, зажав ее в зубах, чиркнул зажигалкой. Приятный сладковатый дым ментолового Vouque, заметно тебя успокоил. Ну и что, над тобой смеялись, говорили, что эти тонкие папироски курят только девушки. Ну и что, что тебе недовольно говорили, что к двадцати пяти годам полностью посадишь сердце. Дождить бы только до завтра.

«я бы дошел, сумел бы дойти.. хоть на недельку еще б здоровья»   

0

14

Ты повела плечом, сверкнув глазами, так делают хищники, которые готовы расправиться со своей жертвой в не зависимости от исхода собственной жизни. Им нечего терять. И снова легкая улыбка на губах. Легкий прищур.
- Поцелуя говоришь? Что делать, я тебе обещала три желания. Так что, если хочешь ... - Фраза оборвалась, потому что не имело смысла продолжать дальше. Все и так всё поняли. Дальше ты устроилась поудобнее и начала слушать. Пылкая речь, которую ты слушала как-то отстраненно.
"Как в танке" В этот момент лицо превратилось в гримасу ядовитой насмешки, но быстренько сменилось другим. Таким же внимательным и сосредоточенным. Про детей ты скромно умолчала, лишь только усмехнулась, едва слышно фыркнув. Занятно, но у тебя такая же точка зрения, и про завтра было верно подмечено.
Дальше .... а дальше ты просто притихла. Так на тебя еще никогда не набрасывались. Такое ощущение, как будто тебя пытались закидать презрением, кучей презрения в словах. И не только. Там, конечно, мелькали другие чувства, сначала даже все начиналось довольно безобидно. Откинутые на стол фотографии лежали некоторое время на месте, потом ты посмотрела вопросительно на Рене, взяла в руки одну и внимательно осмотрела изображенного там человека. Хм. Смазливая мордашка. Но она разит каким-то неприятным ощущением, даже через фотографию. Ты кивнула и положила ее на место, сложив руки на столе как школьник на парте. После же Рене просто плевался ядом, ты кивала отчужденно и посмеивалась. Но скорее внутренне, внешне же, нельзя было разглядеть, чего взбрело в эту странную головку. Кошачьи уши стояли торчком. Тонкие пальцы потянулись к полупустой  пачке, длинная папироска помялась в остреньких зубках, а ты с недоумением смотрела, как одна за другой сигареты в руках собеседника превращались в прах. Было неприятное ощущение, что маньяк потрошит своих жертв, когда же столь пылкая речь оборвалась, а рыжий нервно закурил, заметно успокоившись после этого, ты посмотрела на него. Как обычно. В глаза. Смотрела долго, но молчала. Потом усмехнулась.
- Интересно ты живешь. Тебе никто не говорил, что у в тебе прекрасные задатки оратора? Прям заслушалась - Полоска белесых зубов, меж которых заключена сигарета, становящаяся все короче и короче, эта полоска чуть кривиться. Гаденькая Ичи. - И ты думал, что я потеряю сознание, или ... сбегу с криками "сгинь нечистый"? - Повела ты бровью - Конечно, ни с чем таким я не имела дело, и, тем более, мне мозгов хватило с этим не связываться - Вновь едва ощутимый укол в сторону Рене - Но это все довольно любопытно - Потом ты отвела взгляд и кивнула утвердительно, словно кто-то просил подтверждение твоим словам. - Хикару, говоришь? И что, не по зубам тебе эта тварюшка? - Поинтересовалась ты, словно кокетливая девушка приглашает к себе юношу "на чай" - И, перестань так дымить, все же, конечно, про завтра не стоит говорить. Но, скажу я тебе, мы сами делаем свое будущее. И все зависит от тебя. Успеешь ли ты увернуться ты от этих кирпичей, или предпочтешь пропустить их громогласное падение мимо ушей. - Ты с гримасой недовольство отняла у Рене одним скользким движением сигарету, и затушила ее. Совершенно не заботясь о последствиях. - Делай что хочешь, но при мне не кури. - Пожала ты плечами. В кафе повисло молчание, что прерывалось различными звуками. Кто-то гремел посудой за дверью для персонала. Тихо лилась музыка, Джо пялился полусонно в телевизор. Официант растянулся на барной стойке и сладко посапывал в пол голоса. Послушав эту "тишину" ты снова обратилась к собеседнику, взглянув в серые глаза с прищуром старой кошки. - Ну, и что ты собираешься с этим Хикару делать? - Вкрадчивыми интонациями поинтересовалась ты. Душа загорелась любопытством, редко кому удавалось ее довести до такого состояния. Но оно расплылось в туманной дымке, когда ты снова оказалась посреди коридора. Очень знакомого. Зеркального коридора, погруженного в полумрак и звенящую давящую тишину. Ты внимательно посмотрела в отражение и ойкнула, отшатнувшись в сторону. Видение рассеялось, полуприкрытые глаза открылись. Еще один нюанс поведения «кошки, которая гуляет сама по себе» Интересно, Ичи? Да, тебе интересно. Ты бы с удовольствием посмотрела, каков этот Рене в деле. Вспомнился кольт, который припрятан в одном укромном местечке, самодовольно причмокнув, ты выскочила из-за стола и быстрыми бесшумными шагами проскользнула к Джо
- Двойной виски со  льдом. – Джо засопел, но тут же на столе появился стакан и бутылка с темной жидкостью. Два кусочка льда.
- Перестала бы ты прикладываться к виски, Ичи … - Хмыкнул он
- Спасибо за заботу, я тоже тебя люблю, Джо – Улыбнулась ты и зашагала прочь, не забыв захватить с собой стакан. Нырнув обратно на место, ты с удовольствием почувствовала, как обжигающее глотку тепло, растекается по телу.

0

15

-Хочу. - коротко  произнесешь ты, снова чувствуя, как щеки снова наливаются алой краской, будто у одиннадцатиклассника, которого на балу чмокнула в щеку девочка, в которую он был влюблен с первых дней учебы.
-Оратор? Нет, никогда не слышал подобного в свой адрес, -слегка отойдя от смущения, скажешь ты – Просто я часто могу рассказывать пустяки в совершенно щенячьем восторге, чуть ли не поскуливая от возбуждения. А иногда, мне просто надо выговориться. Знаешь, иногда людям нужно скинуть свои проблемы на кого-то другого. Некоторые - идут к психологам, некоторые – пишут дневники в Интернете, а некоторые, способны завалить совершенно незнакомых людей лавиной сведений – нужных и не нужных. Я, к сожалению, из этой породы. Поверь, мне часто говорят, что я уже давно где-то оборонил голову, и даже этого не заметил. – усмехнешься в ответ, на укол девушки, да и чего на нее обижаться? – ведь на правду не обижаются, верно?
Тварюшка.. – о, какое прекрасное слово! Оно так подходит к этому существу, такое презрительно-колкое. Тварюшка. – Я запутался. – честно признаешься ты,  – Он слишком изворотлив и более подл, чем кажется на первый взгляд. И играет совсем не честно, и – трусливо, что еще больше опускает его в моих глазах…
Вероятно, ты хочешь добавить что-то еще, но неожиданный, быстрый жест девушки, которая выхватывает у тебя сигарету и несколько брезгливо бросает ее в пепельницу – заставил твое сердце остановиться, - на  долю секунды, - и снова застучать в бешенном ритме. В это мгновение, она до боли напоминала Шанда – тот тоже ненавидел, когда ты лениво затягивался у него на глазах, а ты.. ты делал это, иногда, нарочно, только что бы позлить своего спокойного художника.. и почувствовать его руки у своих губ, что бы сердце – замирало на мгновение, и возвращалось в сумасшедший ритм.
-Что я собираюсь с ним делать? – на лице появилась ядовитая, мстительная усмешка – Я сделаю из него ковер. Вот что я сделаю. Мех черного волка будет прекрасно смотреться на полу или стене, ты не находишь?
Ты подождешь, пока девушка сходит за виски, растянувшись на диване, и лениво тасуя в руках фотографии, что бы снова запихнуть их в потайной кармашек, и снова необыкновенно серьезно посмотреть на девушку.

0

16

Ты оставила стакан, где на самом донышке звякнули полурастаявшие льдинки, смешавшиеся с недопитым виски. Взгляд и мягкая улыбка, как намазанная сладким ядом. Легкое прикосновение кончиков пальцев к безрукавке собеседника, он поднимается от груди к шее, словно вампир примеривает, куда бы лучше укусить. Медленно движение вперед и вверх, ты дотягиваешься до губ Рене и прикасаешься к ним. Потом шутливо покусываешь, прикрыв глаза. Потом уста направляются к уху и снова жгут и щекочут шептанием
- Теперь у тебя на одно желание меньше
Ладонь скользнула по юношеской щеке и ты так же медленно приняла прежнюю позу с какой-то странной блуждающей улыбкой напухловатых устах.
- Каждому нужно выговориться - Пожала ты плечами, с грустью оттолкнув от себя стакан, он, с взволнованной жидкостью в брюхе, отскочил на несколько сантиметров, проехавшись по столу со странным приятным звуком. Хотелось выпить еще, но перебарщивать не стоит, и ты прекрасно понимаешь это. Да только, поди, объясни такую ситуацию бешеному "ид" - И ты не исключение. Порой, держать в себе что-то слишком больно. Только не знаю, что это, общая привычка, или подобие инстинкта? Ведь, говорят, человек - общественное животное.
Это было совершенно так. И на собственном примере можно убедиться в этом. В общих чертах, людей ты просто ненавидишь. Хотя странно слышать это от человека. Легкая усмешка. Они как стадо баранов, спешат куда-то, бодаются и блеют. В людных местах ты стараешься не появляться, потому что пару раз загремела в кутузку за потасовку. Что делать, если взрывной характер? Люди тебя раздражают, особенно, когда их много. Но без них тоже плохо. Парадокс. Замкнутый круг какой-то. Становится одиноко и неприятно, нахлестывает страх, что в скором времени тебя постигнет сумасшествие. Приходится злиться, но выползать на людные улицы. Пусть это бешенство. Но оно такое приятное. Так приятно видеть подобных себе. Конечно, в очень размытом и расплывчатом смысле, но все же.
- На счет головы ... даже не знаю, частично твои мозги не на месте, но все поправимо. Хотя, в принципе, я бы ничего не стала менять - Снова та странная улыбка, которая вроде ни о чем не говорит, и вроде говорит обо всем сразу.
- Коврик ... - Сдавленный смешок - Отличная идея. Ты, конечно, можешь повесить его на стенку, или постелить на пол. Но продать за бешеные денежки было бы гораздо разумнее, так что не сильно порть ему шкурку, плешивую никто не возьмет ... - Пальцы наматывали круги по краям пустого стакана, откуда доносился приятный аромат чуть пьянящего алкоголя - Тем более так выходит еще более интересно. - Глазки загорелись на мгновение, но потом снова потухли, уставившись на Рене. Ты проскользнула по нему заискивающим взглядом, и, со смешком, отвернулась, взяв в зубы полуизжеванную сигаретку. Внутри прыгало сердце, оно шло то равномерно быстро, то, словно спотыкалось, соскакивало на иной ритм, потом снова останавливалось на секунду. Такие перебои ты отсчитывала с некоторым интересом и отчужденностью, словно это не твое сердце сбоит, как сумасшедшее.

0

17

Её пальцы, скользящие по мягкой материи, вскальзывающие на шею. Заводят, пьянят, как что-то безумно-красочное, от чего теряешь голову, и хочешь лишь того, что бы эти мгновения тянулись бесконечно. Ее губы – возле твоих, теплое дыхание, которое обжигает, прикосновение – мягкое, не требовательное. Такая маленькая «прелюдия», к чему-то, что ограничилось лишь легким прикусыванием твоей губы. Но и желать о большем, казалось, невозможно, все равно, что желать бессмертия или полной власти над другими. Все равно, что желать чего-то невозможного.
-Не приятно ощущать себя овцой в стаде. – передернешь ты плечами, - По сему я предпочитаю гордое одиночество шумным и глупым существам, которые считают меня не более, чем высокомерной сволочью. Знаешь, мне очень нравиться последний отрывок из Сирано де Бержерака. Не читала?
«И, чтобы обо мне потомки не забыли,
   Я надпись сочинил на собственной могиле:
   Прохожий, стой! Здесь похоронен тот,
   Кто прожил жизнь вне всех житейских правил.
   Он музыкантом был, но не оставил нот.
   Он был философом, но книг он не оставил.
   Он астрономом был, но где-то в небе звездном
   Затерян навсегда его ученый след.
   Он был поэтом, но поэм не создал!..
   Но жизнь свою зато он прожил, как поэт!»
Поверь, многое отдал бы за такую надгробную плиту.

-Продать? – снова жесткая усмешка на губах – Да, можно и продать. О, поверь, превращать его в решето я не намерен. Мне хватит лишь одного выстрела – в сердце. И того мгновение, когда он навсегда закроет свои бездушные глаза. Хотя знаешь, глаза – это единственное, что в нем красиво по-настоящему. Словно расплавленный янтарь, с изысканными вкраплениями кария и коринфской меди.
Почему-то, вспомнив этот взгляд, сердце непроизвольно сжалось, будто глаза увидели  что-то непередаваемое. «Эти глаза меня пугают.. в них столько боли..и любви. Они как будто что-то знают, чего понять не сможем мы.» - почему-то фраза из стихотворения о собаке. Собака, правильно. Это были глаза не человека.. и не демона. Это были глаза волка – единственное, что в нем еще осталось честного, единственного, что еще не затмилось всепоглощающей ненавистью и злостью. Только сейчас ты понял, почему не вогнал в его плоть пулю. Из-за этого взгляда.

0

18

- Красивые строчки.... - Несколько минут неподвижного молчания - Одиночество выбирают безумцы, которые хотят от жизни нечто другого, чем карьерный рост, семья, или что-нибудь в подобном духе. До ужаса банально, да. Но вот чем заполнить свою жизнь? Некоторые такие безумцы живут без цели, порой это очень сильно удручает. Редко когда можно нарваться на стоящие приключения, не похожие на обычные воровские разборки или же потасовку со стражами порядка - Ты дернула плечом, голос полон отвращения и скрытый смысл между строчек говорил о том, что это про твою жизнь. Что эти несколько строчек банальщины про твою жизнь. Именно так. Все просто. Ее так просто уложить в одно предложение, что становиться противно. А раньше ты считала по-другому, Ичи, раньше была романтичная ностальгия по образам с улиц, именно за этим силуэтом ты гналась столько лет, но почти с самого начала понимала, что это погоня закончится проигрышем. Тогда что? Что тебе не хватало? Зачем? Какая разница, под какими путами жить? Все равно будут какие-то обязательства, как и где бы ты не жил, от них не избавиться. Это все равно что перепрыгнуть голову баскетболиста, который стоит на девятом этаже. Ты фыркнула расстроено, пожалуй, это единственное, но такое колкое обстоятельство, которое тебя расстраивает.
- Ты такой меткий? - Снова вопрос. Ты любишь задавать вопросы, любишь узнавать больше, тебе всегда мало. Нужно знать много. Очень много. Но память постепенно засоряется, теряется что-то, приходиться возвращаться обратно и вспоминать старое. Мозги начинают плохо работать, как перегруженный процессор компьютера. Но стоит его зачистить, и все начинается сначала. Медленно, по кусочкам, но ты снова начинаешь засорять голову всякой всячиной. - В сердце ... - Задумчиво протянула ты - Романтично - Усмехнулась - В сердце обычно стреляют купидоны. А взгляд - самое главное в существе. Не знаю как ты, но я всегда верила, что во взгляде отражаются клочки души. А если нет, то почему так много жестов связано именно с взглядом? Когда врут, отводят глаза. Когда говорят правду, устремляют взгляд именно тебе. Или когда пытаются утешить, тоже смотрят в глаза .... Порой, взгляд говорит намного больше, чем уста. И только глаза могут сказать правильнее, чем слова .... - Легкая улыбка - Я наверное, гружу тебя вздором.
Ты поежилась, все же, надо было одеться несколько теплее. Но кто же знал, что так получиться ... Ты вопросительно посмотрела на Рене и прильнула к нему, вжавшись левым боком, голова легла на его плечо, раскинув по нему отдающие жемчужной синевой волосы. И тут же тебя охватывает усыпляющее тепло, обволакивающее и проникающее приятным дурманом, прищурив глаза, как щенок, прижавшийся к хозяину, от удовольствия, ты прижала кошачьи уши к голове
- Ничего, если я погреюсь немножко? - Скорее, это был не вопрос, а просто признак приличия, который до сих пор нельзя выкинуть из головы. Точнее его невозможно выкинуть из головы. Хэх. - Скажи, ты сам выходишь на охоту, или по заказу? Глупый вопрос, но все же ...

0

19

-Безумец? – переспросишь ты, пальцем вырисовывая какие-то замысловатые узоры на обивке дивана, видимые только тебе – Да, ты права. Меня не интересует  то, что будет в жизни у каждого, я не хочу провести свое существования как тлеющий прутик – долго, нудно, как-то тускло. Хочу сгореть – быстро и красиво, так, что бы меня запомнили, ни как столетнего старика с кучей внуков, наград, сидящего в теплом кресле у камина, а как .. нечто большее. Похожее на героя какой-то книги. Ты знаешь, нет, я не суицидник. Но давно решил, что если меня не застрелят, то в один прекрасный день я сам застрелюсь. Хочу уйти так, что бы меня запомнили красивым, молодым: таким, какой я сейчас.
Мысли о смерти часто посещали тебя в последние время. Тебе всегда было интересно: а что там, за гранью? Интересно узнать, и вернуться обратно, жаль, никто на это не способен. Хотя,  Рай или Ад – это лишь выдумки проповедников, а что до тебя, атеиста до мозга костей, то, что после смерти – это бесконечная, снежная равнина. Спокойная и
непоколебимая. Как сама смерть.
-Меткий? – тихо засмеялся, снова. Этот смех – как наркотик, привязался к тебе за сегодняшний вечер  - Есть немного.  Сердце.. несколько романтично, сколько эффективно. И быстро.. и, знаешь, наверное, так наиболее безболезненно. Глаза.. зеркало души? Может быть. Только знаешь, я, как мне кажется, уже ослеп, что бы замечать такие мелочи. Душа? А что это такое, Ичи? Я верь только в то, что вижу. Только то, что могу потрогать.. я слишком реалистичен, что бы тешить себя какими-то ложными представлениями о душе.
Неожиданно почувствуешь, как она прижмется тебе, почувствуешь ее голову на своем плече, и, как-то немного робко, приобнимешь за плечо. Снова непонятная дрожь, и сердце, которое странно дернулось там, чуть левее. Интересно, а что чувствовал Шанд, когда ты прижимался к нему – вот, почти так же? А иногда клал голову ему на колени…
-Грейся. – милостиво разрешил ты, и почти сразу же ответил на следующий вопрос, правда, слегка туманно – Все зависит от обстоятельств. Все и всегда.

0

20

Ты пошевелилась, устроившись удобнее, хотя лень наскочила на тебя приступом вялости, и ты затихла, когда тепло приятно и хорошо, тебе всегда все лень. Особенно лень что-то менять. Зачем, когда уже хорошо? Ты никогда не стремилась в запредельные высоты, доставать что-то нереальное, ставить безумные цели. Ты жила так, чтобы было приятно. И ничего более. Чтобы не трепать себе нервы и всегда оставаться спокойной. Ты не любишь излишне волноваться, а выбиться из колеи - вообще что-то запредельное. Как сейчас, например. Легкая усмешка.
- Извращенные у тебя желания, Рене. Хотя умереть быстро и безболезненно - нормальное желание. Особенно умереть тогда, когда еще не тлеешь. Ведь старость, это тление, как никак. А еще тяжелее осознавать, что еще чуть-чуть. Совсем немного времени осталось .... умирать, так сразу - Расхохоталась ты. - Однако, заглянуть туда я бы не стала торопиться. Всегда успеется. Вот вернуться только не удастся ... - Тяжело вздохнула ты, выкинув ненужную изжеванную сигарету, в приятные нотки твоего пребывания вмешалось что-то ало-черного цвета, отравляющее, но не слишком заметное. Как легкое недомогание.
- Душа, это то, что двигает тобой. Что держит в тебе жизнь, заставляет сердце биться, работать твои реалистичные мозги. Душа, это сплетение чувств. Как ты думаешь, почему больно терять что-либо? Отбросим слово "привычка" просто больно. И это болит душа. Так же в ней страсть, любовь и все прочее. И пока живет душа, живо существо. - Ты пожала плечами - А глаза не всегда видят то, что есть на самом деле ... далеко не всегда ... - Ты фыркнула, и рассмеялась - Потрогать, ну ты сказал. Ты же не можешь потрогать солнце, но оно от этого не стало ненастоящим. Или облака, например. Но они тоже существуют. Даже во мраке ночи, когда их не видно. Так что быть реалистичным довольно ... глупо - Ты пожала плечами - Не вздумай только дуться - Улыбнулась ты, ткнувшись носом Рене в шею.В сердце снова дрогнуло, сердце соскочило с привычного ритма, ты отдернулась стремительно, навалившись локтями на стол, посидела так некоторое время.
- Честно говоря, это все не правильно .... - Проговорила ты тихо, рука скользнула ко лбу. - Что мы делаем, Рене? Ведь мы не знаем друг друга. А я уже не могу представить, что такое разойтись с тобой по разным дорогам ... - Ты вопросительно посмотрела на собеседника, скорее всего, от его слов будет зависеть, что будет дальше. И разойдетесь ли вы действительно по разным дорогам. Или ... ты отвернулась, уставившись строго перед собой, вогнав в прострацию, где мысли никак не могли достучаться до головы.

0

21

-Я вообще извращенец. – тихо хохотнул ты, и снова натянул на лицо маску деловой серьезности – Предположим, ты права.. у тебя достаточно интересные точки зрения на разные вещи, и мне это в тебе нравится. Нет, ты знаешь.. я не всегда уверен, что солнце, облака, звезды – это все реально. Иногда мне кажется. Что я живу в мире сумасшедшего, в котором все и сложно, и просто  одновременно. И это придает солнцу немного электрический оттенок, превращая его в огромный фонарь, вокруг которого вращается вся наша жалкая планетка. Обижаться? – ты снова рассмеешься – Если бы я обижался на каждого второго, то численность население заметно уменьшилась, а радио и телевизоры кричали о сумасшедшем, который бегает по улицам с катаной, и машет ей направо и налево.
Вот это едва заметное движение, когда ее холодный нос ткнулся тебе в шею, казалось, разрушил все рамки, о которых ты думал в самом начале вашего знакомства. Вот так, просто – без всех этих нудных поисков ключа, легко выбить дверь ногой, и ворваться в обитель чувств непрошенным, но дорогим гостем. Потому стало немного горько ощущать, когда, как будто бы смутившись, она от тебя отпрянула.
Неправильно? Да, возможно. Но ведь если всегда поступать по канонам, вся жизнь превратиться в череду одинаковых действий, слишком предсказуемых и надоедающих.
По сему ты,  наплевав на все приличия, притянул девушку к себе, и, едва касаясь губами уха, прошептал:
-Если ты хочешь, я буду рядом.
Так глупо, просто, будто фраза героя-любовника из старого фильма о любви, какой бред. Три с половиной часа, что бы потерять голову от страсти и нежности, - это не так уж мало, верно?

0

22

- Извращенец. Мило. Меня всегда тянуло на экзотику
С подобием усмешки отозвалась ты приглушенно. Вообще, если вдуматься, то да, всегда ты вляпывалась в какие-нибудь приключения и сталкивалась невероятными образами с довольно интересными личностями. Рене не стал исключением из не слишком, все же, большого списка. Встретиться в темном переулке и сцепиться. Ему - сталь у горла. Тебе - дуло в бок. Начало самое что ни на есть интересное. Так эффектно начинаются различные боевики. Кровь, драки, и все такое. Ты поморщилась от этого представления. Накаченные мужики носятся по городу как сумасшедшие. А если вдуматься, то сюжет наиглупейший, но и не в сюжете дело. А, как раз, в этих драках. Только здесь все по-иному. Остро начавшееся начало сгладилось, превратившись во что-то иное, более склонное к черной комедии, а она плавно перетекла в роман. Роман ли? Снова на устах саркастическая укоряющая саму себя, улыбка.
- Предположим - Фыркнув, передразнила ты - Я всегда права - С невинной улыбкой проговорила ты, это говорит о том, что эти слава произнесены несерьезно, так, шутки ради. Ты, Ичи, не считаешь же себя умнее всех? Конечно, нет. Но умнее многих. Фу, какие мы высокомерные, аж тошно. Ты снова неуверенно взглянула на рыжеволосого, что беззаботно сидел рядом. Иногда казалось, его толком ничего не волнует. А иногда было ощущение, что его может разволновать все что угодно.
- В мире сумасшедшего ... Интересная точка зрения, только не будем здесь разводить демагогию - Отмахнувшись, откликнулась ты - По-моему, лишь только небо и является в нашей жизни реальным. А мы по шею плаваем во лжи. Хотя кто знает, может быть, вообще правды нет. Ведь для каждого она своя - Разводя руками, проговорила ты, словно сдаваясь кому-то в плен.
Следующие несколько секунд вводят тебя в прострацию, потом к горлу подкатывает комок, его с огромным трудом удалось проглотить. На лице тускло сверкнула робкая улыбка, она очень редко появляется на этом лице. Очень редко ... Ты обвила шею Рене руками, закопавшись носом ему в волосы, ничуть не беспокоясь об окружающем мире. О реакции этого мира. Сейчас этот мир ровным счетом для тебя ничего не значил. Да и раньше не особо выпирал на передний план.
- Хочу - Довольно мурлыкнула ты, вдыхая в себя приятный, уже знакомый запах спутника.  - Не думала, что так бывает в жизни. Считала, что такая головокружительная страсть и привязанность всегда останется в строчках листов очередного романа ... - Проговорила ты, отняла лицо от мягких медных волос, уставилась с легкой улыбкой в глаза Рене, едва прикасаясь его носа своим.

0

23

Вечность. Кто-то совсем небрежно
Безрассудно - друг другу отдал
Тайну сердца - любовь и нежность
Из раскрошенных в порох зеркал.

В сером взгляде снова вспыхнет искра почти несвойственной нежности, будто растапливая серый лед его взгляда. Вот за такие короткие минуты слабости ты себя не любишь, ибо в эти мгновения, ты способен на любую глупость, на любой поступок, каким бы глупым он не был. Именно тебе свойственен «Эффект Лестницы». У французов есть выражение: эффект лестницы . По-французски Esprit d Escalier, эспри д эскалье. Оно относится к моменту, когда ты находишь правильный ответ, но уже поздно. Например, на вечеринке тебя кто-то оскорбляет. Ты должен как-то ответить. Когда на тебя все смотрят, когда на тебя это давит, ты говоришь что-то неубедительное. Но ведь потом ты уходишь с вечеринки.
И именно в тот момент, когда начинаешь спускаться по лестнице вдруг о, чудо. Тебе приходит в голову идеальный ответ. И это окончательное унижение.
Вот что такое эффект лестницы.
Проблема в том, что даже у французов нет названий для некоторых глупостей, которые мы делаем под влиянием момента. Все эти наши глупые, отчаянные действия и поступки.
Некоторые поступки слишком низки, чтобы иметь название. Слишком низки, чтобы их обсуждать.
Ты вздохнешь, боясь опустить руки, и все равно, чувствуя себя немного неуютно. Наверное потому, что все же стеснялся- вот так, в общественном месте, да и не подходила тебе роль романтика. На эти чувства – любовь, страсть, нежность, - времени тебе катастрофически не хватало, и, по сему, в этих делах ты был не слишком-то и осведомлен.
-Ты знаешь, как-то  это все необычно, - вздохнул ты, прикрывая глаза, и снова их распахивая, вглядываясь в синии очи девушки - Утром проснулся - вроде бы, обычным человеком, озабоченный лишь одной проблемой - найти и уничтожить некую тварюжку. А сейчас, сижу в кафе, с практически незнакомой девушкой,  и слышу вещи, о которых каждый, наверное, мечтает услышать.. и о котырых я сам, ни разу, не задумывался.

Отредактировано Рене Муррей (2008-08-03 19:41:03)

0

24

- Редко задумываешься о тех вещах, которые не замечаешь - Пожала ты плечами, вылезла из-за стола и потянулась, только сейчас на животе, когда приподнялась безрукавка черного цвета, можно было найти нежный, свежий, еще совсем розовенький, но отвратительный шрам от пореза, он тянулся от левого бока к правому, чуть ниже пупка. Ты почесала этот шрам незадачливо, ведь срастающаяся кожа всегда отвратительно зудит. Промелькнула грусть в широко распахнутых глазах. Грусть неизбежности, которая повторяется раз за разом. Боль разочарования и горечи. Вспоминается смутная картина усмешки и пронзительная боль, где раньше вместо шрама зияла отвратительная рана, тело гнулось от слабости, веки вмиг отяжелели, но все это было лишь каплей в океане боли от холодной и презрительной усмешки родного и любимого лица. "За что? ..." Сорвалось с губ "Тебя заказали. Прости" Легкая издевка, но она добивает и прижимает к холодному полу, чтобы потерять там сознание, забыться, сжаться комком, который валяется в вонючей алой жиже, имя которой кровь. Ты взъерошила волосы, чтобы прогнать столь болезненные воспоминания - В принципе, я ожидала, что ты откликнешься в подобном духе - Пожала ты плечами, старясь выглядеть как можно беспечнее и спокойнее. - Ничего. Это правильно - Кивнула ты с неестественной улыбкой. Покопавшись в кармане, ты подманила к себе официанта. Но тот спал, и не сразу заметил этот знак. Только после хорошей встряски Джо, молодой парень подошел с карточкой счета. Ты выгребла последние деньги за свой заказ.
- За чашечку кофе и ликер будешь платить сам. - Снова острые плечи дрогнули - Я не так богата. - Официант удалился, положив счет на занятый Рене столик. Ты еще некоторое время смотрела на Рене, потом вскинула голову, густая челка, наконец, закрыла пронзительные блестящие глаза. Покусав губу, ты постояла так, словно колеблясь перед выбором. На самом деле, ты уже все решила, просто собиралась с духом, чтобы не ударить в грязь лицом, не всхлипнуть, как какая-нибудь дурочка.
- До встречи ... - Тихий шелестящий то ли шепот, то ли упавший голос - Или прощай - С более веселыми, но до отвращения наигранными нотками проговорила ты. Несколько секунд и быстрые мягкие шаги. Совершенно  бесшумно. Дверь открывается, в лицо ударил холод, кожа покрылась крупными мурашками, стеклянная дверка отрезала тебя от того мира. От тех мгновений, ночная свежесть приводит в чувства, хлеща ветром по щекам. Глубокий вздох, легкие наполняются колющим холодом.
- Надо было напоследок заказать виски .... - Несколько разочарованно буркнула ты себе под нос, сжимая кулаки и рассовывая их по карманам. Вздрогнув, встряхнувшись, как птица после дремоты, ты поплелась по ночной улице, смешиваясь с мраком, лишь изредка прерываемый светом. И иногда в этот свет попадала странная фигура, медленно двигающаяся в неизвестность.

0

25

В маленьком старом кафе подадут тебе бри
С хлебом джабетта – не слишком ли сытно на ужин?
Ложечка звякнула в чашке – снаружи, внутри,
Снова внутри и опять, на прощанье, снаружи.

В маленьком старом кафе, где на стенах Гоген
Так искажен под стеклом, что похож на Сезанна –
Он добавляет свой штрих в атмосферу обмана,
Тайных свиданий и столь же неявных измен.

В маленьком старом кафе допиваю коньяк,
Что-то бормочет за стойкой хозяйкин свояк.
И, осознав, что молчание горше, чем ложь,
Вдруг уясню, что и завтра ты вряд ли придешь.
Ну вот, ты допустил ошибку в отточенной игре. А что еще от тебя ожидать? Ты ведь никогда не был тактичен с дамами, не умел вести себя, подрывался – вот на таких мелочах, неосторожно пророненных фраз. А может, это судьба такая – остаться одиноким, покуда чей-то меткий выстрел не оборвет жизнь. Как глупо: пообещать быть рядом, и отпустить. Вот так всегда, верно? Либо ты убегаешь, либо от тебя.. а кто-то не успевает за кем-то угнаться. Так и молчишь, смотришь, как исчезнет, растворится во мраке темная фигура.
Был бы сейчас, рядом – Шанд. Ты бы не постеснялся заявиться к нему, не смотря на  то, что стрелка часов перевалило через полночь. Вот так начинать новый день – это в твоем вкусе, Рене Муррей. Неудачник, хронический неудачник с легкой манией величия и отвратительным характером. И некому сейчас поплакаться в жилетку. По сему, остается лишь сделать несколько шагов к барной стойке, и тихим, каким-то не своим голосом, охрипшим, гулким, попросить Мартини. Сонный бармен скользнет по тебе взглядом, нальет тебе спиртного, и ты выпьешь – уже не рисуясь, практически – залпом, как пьют алкоголики. Бросишь на лакированную поверхность деньги – за кофе, за ликер и за последний заказ. Бросишь, и как-то медленно, покинешь заведение. Холодный ночной воздух прорвется к телу, и ты, что бы было теплее – поднимешь выше капюшон, до конца застегнешь ворот, и трясущимися руками разорвешь по пунктирной линии тонкую прозрачную пленку, и извлечешь из новой пачки тонкую сигарету, затянешься.. и  пойдешь по улице, напевая себе под нос известную песенку Виктора Цоя:
«Если есть в кармане пачка сигарет,
Значит, все не так уж плохо, на сегодняшний день
И билет на самолет, с серебристым крылом,
Что взлетая оставляет земле лишь тень..»

0

26

Было бы глупо говорить что мир построен на легендах, о чем бы они не повествовали... как глупо говорить, что мир наверно полностью придуман - и нет здесь ни реального, ни действитльного... как глупо говорить, что абсолютности не существует, что здесь правит относительность, как глупо было бы повторять - смысла тут нет.............................
Иногда в голову влетают глупые и безумные мысли.. Пороче начинаешь осознавать, что в голове все настолько запуталось, что это было бы сровень пустому набору слов, не связанных и произнесенных совершенно бездумно. однако ж так тяжело отказаться от всего этого и иногда начинаешь зацикливаться.. что достает - действительно достает.. и как можно жить глупой мыслью? А ты живешь...Будучи девченкой, котора яникогда в принципе не задумывается по большему счету о том, что делает и для чего, ты по какой-то странности любишь порассуждать о реальном смысле, будто ты какой-нибудь философ, зацикленный на идее нашего существования на этой планете. К сожалению я никак не могу отказаться и перестать слушать эти бездарности, царящие у тебя в голове - да правда над тобой я не властен, и приходится мне тут выслушивать этот твой бред в голове... боже, это меня доканает в конец! ну вот скажи - что делают в твоих мыслях овечки?! ну вот что тебе дают эти овечки! овечки! нет.. даже не кони - как-то тебе довелось побыавть на ипподроме - а какие-то овечки! ты что - фермер!? блин.. я совсем запутался...
Ты заходишь в кафе. Первое приличное заведение, попавшееся тебе на пути. В кармане завалялась пара бумажных купюр - вполне можно выпить. Так - для поднятия нстроения и чтобы немного постебаться над папаней... он у тебя нервный иногда станвится... А ведь это приятно. когда люди заводятся... Ах.. ты неловко расплылась в улыбке и села за первый попавшийся столик.
- Э... рома с колой - баккарди... - вякнула ты и упала лицом на руки... Голову мучила жудкая боль - побыстрей бы она исчезлла!
Прошло не так много времени - оффициант послушно принес заказанное плюс дольку лемона и без слов удалился. Хооршо, тебе это нравится.. ихо и спокойно - в заведении никого..

0

27

Легкие и быстрые шаги,  что-то мурлычешь себе под нос. Тебе уже не интересно то, что несколько минут назад ты встречался с одним очень интересным человеком, а еще час назад, чуть не закрутил очередной роман. Просто потому, что это было уже не интересно. И все, что сейчас ты хотел – о, ты хотел выпить мартини или портвейна. А потом – либо  пойти трахаться с очередной шлюшкой, либо накачаться героином, и рухнуть в забытье, где розовые слоны танцуют румбу, а мухоморы поют странные песни, грустные, и мелодичные. Что бы завтра утром с трудом разлепить веки, и почувствовать острую боль, что пронзает конечности, пойти в ванной, и долго стоять под ледяным душем, понимая, что тебе снова скучно. Катана в темных ножнах едва покачивается в такт шагов, года ты открываешь дверь кафе. Никого нет, что же, может, оно и к лучшему. Не будет очередной драки и выяснения отношений с местными авторитетами, мать их. Зато, есть кое-что по лучше растатуированных отморозков и их девушек – все, как на подбор – блондинки, с пятым размером, что прикрыт лишь малюсеньким кусочком материи, имитирующей топ. О, сегодня, будет кое-что поинтереснее уличных красавиц и розовых слонов вместе взятых.
Подойти к барной сойке – совершенно естественно, и хищно усмехнуться, в ответ на вопросительный взгляд бармена. Заказать мартини. Человечество еще не придумало ничего, что могло бы заменить спиртное. Нет, Хикару не был алкоголиком – и он бы, не задумываясь, оторвал голову тому идиоту. Кто посмел бы его так назвать. Нет. Он пил много, да, не отрицаю, но, даже будучи в сильном подшофе никогда не опускался ниже своего достоинства. И он почти всегда сохранял относительно чистый ум, и единственное, что выдавало то, что он пьян – золотые искорки в янтарных глазах, и едва заметный запах алкоголя. Но не смотря на то, что он не пьянел, как сапожник – похмелье никто не отменял, и на следующее утро он вполне мог проснуться в кровати незнакомой девушки с оттаяно пульсирующей болью в висках. Однако, пастель и девушка – звучит заманчиво..ахххр. 
Хотя пастели и не наблюдалось, но девушка сидела за столиком – единственная посетительница. И по сему, забрав свой бокал, и бросив на лакированную поверхность стойки некую сумму, что назвал бармен, не торопливо двинулся к девушки, и, бесшумно опустившись рядом, едва изогнул губы в усмешке. Это выражение никогда не сползало с его лица последнее время, и этот хитрый прищур, будто бы он один знает что-то, что неизвестно миллионам.
- И почему же столь очаровательное создание грустит в одиночестве? – спросить, щеку красивой рукой, томно прикрывая глаза. Это так идет
тебе, Ваше Величество!...

0

28

- И почему же столь очаровательное создание грустит в одиночестве? - раздается голос у тебя над головой.
Ты устало поднимаешь тяжелую голову, сдувая пряди волос, упавшие на глаза и закрывшие доступ к видимости. Перед тобой сидит мужчина... старше тебя, но немногим - хотя какая разница. Пару секунд ты смотришь не сводя глаз прямо ему в лицо, застыв со странной ухмылкой и слегка приподнятыми бровями. Наконец опомнившись, ты леиво протягиваешь ему руку, чтобы тот одарил тебя невинным поцелуем... С одной стороны - эффект избалованнсти, с другой - ты делаешь это столь небрежно и как-то невзначай, что в этом легком движении нет ни искры церемоний и этикета.
- Да почему же в оиночестве? Вот пару минут назад ко мне подошел один молодой человек.. теперь кажется скучать не приется... - ровно спокойным тоном сказала ты и отпила немного из своего бокала, после чего нервно скорчилась и отсавила ром подальше от себя, хотя и не отпуская руки.
- С чего вы решили, что я тут одна? - добавляешь и снова устало кладешь голову на правую руку. В глазах заигрывающий блеск, на губах остатки сладкого рома... в голове - по-прежнему овечки...
Проблема в том что ты никак не можешь вспомнить - почему именно овечки.. Наверно они прихдят попастись на просторах твоего мозга тогда, когда тот находится в нелудшем состоянии, ибо пульсирующие извилины жевать, наверно, приятней... А голово все равно трещит.. и унылого вкуса баккарди никак не восстанавливает былое равновесие... Что ж.. это тебя совсем доканало, хотя появление этого человека немного успокаивает - может с ним будет хоть чуточку веселее.. а кто знает, что будет дальше?
И в сумке осталось немножко порошка..

0

29

Рука для поцелуя? Кое-кто явно начитался женских романов. И все же, аккуратно возьмешь ладошку в свою узкую ладонь, поднесешь к лицу, вдыхая пленительный запах женской кожи, и едва прикоснешься губами. Но в глазах твоих все равно промелькнет насмешка и, может, доля призрения. Все-таки ты – Король, и не стоит забывать об этом, даже если ты обладаешь столь привлекательной мордашкой и стройными ножками.
Отпустишь ее руку, и поднесешь к губам свой бокал, и блаженно зажмуришься, чувствуя, как спирт проливается в горло, отравляя и еще более его раззадоривая, и согревая внутренности.  Не добавляет сил,
Не заглушает боль, всего лишь – алкоголь.
- Веселее, говорите? – чуть искривить уголки рта, придавая ухмылке какой-то хищный оттенок – Да, уж, право, я ошибся. Теперь – Вы – совсем не одна.
Детка, ты хочешь повеселиться? О, поверь, ты поставила на правильную лошадку. Любишь яркие огни клубов, где зажигательные ритмы Африки натягивают нервы струнами, где девчонки изгибаются у шестов, а в воздухе – запах опасности и легких наркотиков?Или, ты более предпочитаешь романтику ночных улиц? Когда летишь по ночной трассе, едва успевая вписываться в повороты, слушая скрип тормозов и рев двигателя? Какая разница, если это в любом случае кончится тем, что ты проснешься рядом со мной, и будешь требовать каких-то обещаний. А я уйду, оставив номерок и пару купюр в твоем лифчике. Знаешь, как в насмешку. Потому, что мне нравятся, года девушки заливаются слезами обиды. Может – ты еще позвонишь, хотя – вряд ли. Вы появляетесь и исчезаете, не оставляя ничего, кроме удовлетворения, и странной, ноющей боли в груди. Потому, что мне надоело.
Задумчиво убрать прядь волос, заправляя ее за ухо небрежным жестом. Небрежным, и, в то же время – изысканным. И с грустью взглянуть на уже полупустой бокал, и допить остатки – вот так, просто, залпом. Ибо, уже привык. Наверное, если надо было бы – ты бы и чистый спирт выпил не задумываясь. Человек – это существо, которое быстро ко всему адаптируется. А Хикару Кхикутоке, как только к чему-то привыкнет.. о, он начинает скучать. Ибо, в отличие от большинства особ своего пола, его более привлекает процесс, чем результат.

0

30

Ты закидываешь ногу за ногу, но далеко не вызывающе и без всякй разной мысли. Сейчас тебе действительно скушно и по странной причине ты не видишь в этом парне напротив тебя какого-либо инетереса. Это действительно странно и далеко тебе не свойственно, но я думаю что причиной тому послежили головная боль и беые овечки, прыгающие на просторах твоего мозга... Что ж.. случайно жизнь в сегоднешний день окрасилась в серые тона, искуссно избегая белых и ярых пятен, и уныло застывая на убогой тусклой гамме... Пульсация нервов под черепной коробкой только придает темных, но по-прежнему бесцветных развдов в эту безвкусную картинку, поенмного предстающую перед твоим взором. И тебе ведь тоже не понятно, почему этот человек не вызвывает у тебя ни доли заинтересованности или же желания... словно тебя вдруг одалела волна мертвецкого писсимизма и ужасной скуки. Ты снова прижимаешь к губа бокал, опустошая тот ровно до мелкой пленки на самом дне, ибо у тебя всегда выхывали отвращения донные остатки от любых даже неразводимых напитков. Сладость медленно проникает вглубь... ты проводишь языком по губам - но опять же, чисто от привычки и далеко не заигрывающе... а затем где-то у самого подбородка в горле появляется странный вкус, аромат которого яро пленяет горловые стенки, гулко отдаляясь и в самых скрытых изгибах мозга... Алкоголь... - то от чего никогда не болеют...
Ты делаешь глубокий вдох, рука медленно и нережно зачесывает черные локоны назад, не пытаясь тщательно их уложить или как-то преукрасить.. сейчас ты снова казалась самой себе и мне обычным подростком, который объявил всему миру протест и поклялся жить правилови вице версы, забыв о любых других законах и правах. Что ж.. конечно ты понимаешь, что этот человек сможет добавить несколько штрихов ярких красок в этот вечер, однако это все равно тебя не трогает..Первое и единственное, что тебя волнует - овечки... овечки...
- Я кажется как-то вас видела... Вы случайно не знакомы с Макавити?
ха-ха.. друг и колега папани? Или же ярый враг? в любом случае ему лучше не знать что ты дочь этого зануды.. пусть думает что хочет, но лучше никогда не довать человеку подобную пищу для размышлений...

0


Вы здесь » [..City of fallen..] » [Ночные клубы/кафе] » Кафе "Белые ночи"